Головна / Листи до редакції / С Богом в сердце жить легче …

С Богом в сердце жить легче …

В круговороте жизни и повседневных забот мы не замечаем, какой волшебный мир, какие люди живут рядом. Даже простая улыбка время может принести ближнему радость и хорошее настроение. Зато, куда не зайдешь, везде услышишь разговоры, как трудно жить. И это молодежь, так и люди старшего поколения. Смотрю на них и удивляюсь, откуда у них такой пессимизм и нежелание жить? Разве мы плохо живем? Мы давно забыли о пустые прилавки в магазинах и дефицит товаров. Никто нас не преследует и не запрещает ходить в церковь, в общественные организации, посещать родственников за границей, свободно говорить о том, что думаешь, и даже … критиковать власть. А здесь я .

… Мне — 74 года, однако стараюсь в каждом дне искать что-то хорошее. И этого меня научила жизнь, которое было нелегким. Я родилась в Старосамборском районе в селе Вицив. Мы с братом жили с бабушкой и дедушкой, так как отец умер, а мама все время работала. Мамины братья — Дмитрий и Василий, были бандеровцами, и за это нашу семью, как неблагонадежные, вывезли в Сибирь. Среди ночи в дом зашли военные и силой вытащили бабу с дедом и нас — малолетних детей, на двор, посадили на подводу. Отвезли на железнодорожную станцию ​​и силой запихнули в товарный поезд. Вокруг стоял плач и крик … Помню, как в дороге не было что пить. И один из стражей, которого мы про себя называли добрым, давал по кварте снега. Другой не делал и этого. Поселили нас в бараке. Старики часто болели и едва давали нам совет. Меня удочерили какое-то супругов. Но в них жила недолго, потому приемный отец меня сильно избил за то, что отдала бродяге несколько кусочков сухого хлеба. В слезах и с обидой в душе вовсю выбежала из дома и побежала на железнодорожную станцию. Заскочила в первый поезд, где укрылась на верхней полке. Поезд ехал в Челябинск. Нашли меня контроллеры, и отдали в детский распределитель. Оттуда таких детей как я направляли в детский дом. Когда нас привезли туда, собрали всех в одной комнате и по одному приглашали на комиссию, которая определяла год рождения, нашу национальность, давала имя, фамилия и отчество. Приглашали в кабинет директора по одному. У одной девушки, которая уже вышла оттуда, узнала, что спрашивают и как и отвечала. Поэтому когда попала в кабинет, уже не боялась. Рассказала, что украинский, имею семью в Сибири. Они попросили меня спеть какую-то украинскую народную песню. Даже сейчас удивляюсь, откуда в моей детской памяти всплыли слова «Распрягайте, хлопцы, коней». Видимо, ее часто пели в нашей семье. Здесь дали мне фамилию матицы. Больше всего запомнилось, были «бутерброды». Мы брали черный хлеб и намазывали его манкой. Тогда это была такая вкуснятина! Однако старшие дети отбирали у меня хлеб, и я никогда не могла насытиться. В детском доме ходила в школу, а после уроков работала на огороде.

Позже меня, как других, отправили на учебу в профессиональное училище, где училась на токаря. После его окончания, работала на военном заводе в г. Курган, где сразу же во всех взяли подписку о том, что не рассказывать о работе.

Я была невысокого роста, и спортивная. Как-то увидела, как мои сотрудники занимаются в лыжной секции, решила и себе попробовать. Быстро научилась и вскоре показывала высокие результаты. Летом тренер предложил заниматься велоспортом.

Даже защищала честь области и завода на соревнованиях по этому виду спорта. Ездила на турниры в Свердловск и Москву, где получила награды.

Как-то случайно прочитала объявление в газете, что на Украине собираются строить чулочную фабрику, в шахтерском Червонограде. И там нужны молодые руки на строительстве. Я записалась в добровольцы. До сих пор не могу понять, какая сила подтолкнула сделать это. Видимо, где-то в глубине души защемило слово «Украина», захотелось поближе увидеть родную землю, возможно, что-то узнать о родственниках. Практически связь с семьей оборвалась еще в детстве. Никто меня не искал, я росла сиротой в детском доме. Когда приехала в Червоноград, меня сначала хотели отправить обратно, — ибо какой строитель с маленькой худенькой девушки. Но, когда рассказала, что была выселена с семьей в Сибирь и росла в детском доме, поэтому некуда мне возвращаться, — начальник расчувствовался оставил. Вскоре в Сокале начали строить завод химического волокна, и я пошла туда. Впоследствии уже сооружали новую чулочную фабрику в Сокале. Этот город стал для меня родным: здесь — нашла свою судьбу, родилась дочь.

Бывало всякое: и боль, и потери, и разочарования, и даже нежелание жить … В горькие минуты не к кому и голову приклонить. В один из таких жизненных моментов, когда хотела свести счеты с жизнью, ноги сами привели меня в церковь. Я искренне молилась и просила помощи у Господа. И он мне дал силу жить дальше. Это укрепило веру и позволило простить всем, кто причинил мне боли и обиды. Сейчас я на пенсии. Но и сейчас стараюсь помогать другим и не терять надежды. Потому что верю, что по жизненной тропе нас ведет Господь Бог. И дает нам такие испытания, которые мы способны выдержать. Так стоит отчаиваться и лить слезы, когда нет на то веских причин?

Мария Матица, жительница города Сокаль.

Голос Сокальщини на GoogleNews

Залишити відповідь

Ваша поштова адреса не опублікується. Необхідні поля позначено *

*

1 × 1 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

закрити

Ми виявили що ви користуєтеся Ad Blocker!

Для того щоб ми були незалежними потрібно так мало - відображати рекламу!